Газлайтинг или как не сойти с ума?

Как не сойти с ума, если на протяжении длительного времени тобой искусно манипулируют и, по сути, вынуждают поверить, что то, что ты видишь или чувствуешь, на самом деле тебе только кажется?

После выхода фильма «Газовый свет» в 1944 году в психологии появился термин, обозначающий один из видов психологического насилия, — «газлайтинг». Мало кому известное понятие даже в настоящее время, тем не менее является весьма распространенной формой манипуляции.

Люди, которые в детстве подверглись газлайтингу со стороны родителей, во взрослом возрасте часто испытывают недоверие к себе и своим чувствам. Им свойственно безапелляционно принимать чужой авторитет и не доверять своей памяти, отказываться от своих чувств, если другой человек обесценивает и не признаёт их. Они часто извиняются перед близкими или окружающими людьми, независимо от того, чувствуют за собой вину или нет. Просить прощения практически за само свое существование для них становится привычкой. Стыд и вина сопровождают такого человека всю его жизнь, если только он не начинает разбираться с тем, откуда они появились, и действительно ли ему есть за что себя винить и стыдить.

На протяжении всего своего детства люди, подвергшиеся подобному виду манипулирования, слышали от своих родителей либо тех, кто их заменял, упреки в неадекватном восприятии ими реальности. На попытки отстоять свое мнение или подвергнуть чужое хотя бы сомнению, как правило они слышали в ответ «тебе это все показалось!», «похоже, что у тебя есть серьезные проблемы с памятью» или «у тебя бурная фантазия». Отец, который еще вчера сильно избил своего ребенка, уже сегодня может заявить, что такого никогда не было, он всего лишь хотел поговорить с сыном/дочерью и слегка толкнул. Синяки же на лице или теле пострадавшего родителем не признаются и, более того, может отрицаться даже их наличие. Слова газлайтера всегда звучат очень уверенно. У него нет даже капли сомнения в том, что он говорит правду. Манипулятор настолько уверен в себе и так безапелляционно демонстрирует свою правоту, что у ребенка возникает сомнение в адекватности своего восприятия действительности.

Газлайтер никогда не признаёт свою ответственность, вину, и уж тем более никогда ни при каких обстоятельствах не готов признать, что может совершить ошибку или хоть в чем-то быть несовершенным. Для него это невыносимо.

Что бы ни утверждал ребенок, как бы он ни доказывал и ни отстаивал всеми возможными способами свою правду, какие бы усилия он ни прилагал, газлайтер никогда не признает свою неправоту. И это бьет по психике ребенка больнее всего. Потому что агрессор не только не признаёт своей вины, но и отрицает даже самые очевидные факты, уверяет, что «белое — это черное». Все, что остается ребенку, — это признать за собой несуществующую вину и принять реальность такой, какой ее рисует ему человек, пользующийся его безусловным доверием, тем самым соглашаясь с газлайтером и признавая, что с ним самим (с ребенком) что-то не так.

Безусловно, это все не происходит в одночасье. Требуется немало времени для внушения ребенку, что у него искаженное видение различных ситуаций, и что вина за них полностью лежит только на нем самом. Делается это постепенно, с помощью отрицания фактов и систематического внушения, что то, что он видел, слышал, делал сам или делали с ним, — на самом деле плод его воображения. Обесцениваются также и чувства ребенка, когда в ситуации, при которой естественно разозлиться или расплакаться, газлайтер убеждает не истерить или не реветь из-за пустяка. Надо заметить также, что не всегда послания взрослого звучат, как угрозы, даже наоборот, — он преподносит все, как человек, желающий всего самого лучшего для своего ребенка.

 Уже будучи взрослым, человек, долгое время подвергавшийся такому способу психологического насилия, очень часто неосознанно выбирает себе в партнеры очень похожего по своему поведению на отца или мать. Так он бессознательно вновь проигрывает свою детскую травму. Он раз за разом сталкивается, — как на работе, так и в повседневной жизни, — с разными ситуациями, в которых он не уверен в своей правоте, и легко соглашается с тем, что с ним что-то не так. Он легко винит себя во всех бедах, порою даже не разобравшись толком, есть ли в том или ином случае его вина. Он берет на себя ответственность, снимая ее с чужих плеч. Ему часто бывает стыдно за свое поведение, даже если для этого нет объективных причин. Поэтому он легко соглашается со всеми обвинениями, которые сваливаются на него со стороны других.

Бывает и так, что эти люди пытаются отстоять свою точку зрения и отчаянно просят других подтвердить, что их реакция на ситуацию и их эмоции нормальны, и в произошедшем нет их вины. Но даже если окружающие их поддерживают и соглашаются с ними, им все равно очень сложно признать за собой свою правоту. И прежде всего это происходит потому, что, несмотря на возраст, в них продолжает жить маленький мальчик или девочка, которые до сих пор не могут поверить, что они могут опираться на себя, доверять себе и своим чувствам. А ведь это и есть единственный путь противостоять жестокому манипулированию под названием газлайтинг.

 Нарушение доверия к себе и своим чувствам является сильнейшей травмой для ребенка и впоследствии для взрослого человека. Если ребенок на протяжении длительного времени подвергался газлайтингу со стороны близкого, значимого или авторитетного для него лица, то понадобится не один год внутренней работы, чтобы восстановить свою самооценку, которая также очень снижается после всего пережитого. Доверять своей памяти и своим чувствам, не сомневаясь при этом постоянно, оказывается не так-то просто. Детские раны на душе зарастают не быстро и не безболезненно. Но вместе с выздоровлением приходит другое отношение к себе, и окружающий мир уже не кажется таким мрачным и агрессивным. Появляются силы отстаивать свои интересы и добиваться своих целей вместо того, чтобы доказывать другим свою невиновность, стыдиться своих чувств или сомневаться в собственной памяти.

  Наталья Митина