Автор Митина Наталья.

Дом. Вернее то, что от него осталось: пустые, разбитые окна; облезлый дверной косяк, на котором когда-то находилась входная дверь в святая святых, комнату моих родителей; ржавые трубы и наполовину изгнившая мебель… Сегодня здесь сыро и одиноко. Так, будто здесь никто и никогда не жил. Как будто никогда ничего и никого не было. Я прохожу из комнаты в комнату, я вглядываюсь в каждую мелочь, которая окружает меня. Я чувствую, как все здесь пахнет старостью. То, что когда-то было так сильно дорого мне. Я оборачиваюсь и слышу, как крысы рыщут в поисках еды и, не находя ее, отправляются за ней в соседнюю комнату. Голодные и грязные они направляются туда, где когда-то была моя детская…

«Что стало с ней теперь? — размышляю я, оглядываясь вокруг. — Во что превратилась моя кровать, что стало с моим шкафом, наполненным любимыми книгами? Неужели он пуст?» Мне становится страшно, невыносимо страшно от того, что все это когда-то имело для меня огромную ценность, а сегодня, сейчас, все выглядит тусклым, мрачным и холодным.

Внезапно одна из крыс – самая крупная, — останавливается. Подкрадывается ко мне медленно, осторожно. Смотрит с недоверием. Взгляд ее пронизывает меня насквозь, и я, сам не понимая зачем, ловлю себя на том, что пытаюсь найти в глазах ее свое отражение. «Для чего мне это? — мысленно спрашиваю я самого себя. — Возможно, мне просто хочется понять, каким она видит меня из своего маленького крысиного мирка…» Некоторое время мы просто молча смотрим друг на друга — только я, она, гнетущая пустота и ничего, никого вокруг. И в этот самый момент напряженного нашего с ней молчания читаю я в глазах ее, темных бусинках, словно в зеркале, все мои страхи, надежды и желания…

— Но как я смогу это объяснить другим? — решаюсь я первым заговорить с ней. Молчание становится для меня невыносимым. — Что скажут они, привыкшие видеть меня успешным и, как им может быть кажется удовлетворенным жизнью?

— Ты тоже так считаешь? — голос Крысы звучит довольно глухо, монотонно, но вместе с этим достаточно твердо.

— О чем ты? — спрашиваю я, пытаясь изобразить недоумение, но на самом деле прекрасно понимая, о чем идет речь. Я давно уже не чувствовал себя успешным и удовлетворенным.

— Все больше и больше: достижений, занятости, суеты, важных дел, забот, — все это делается только для того, чтобы не замечать самого важного в своей жизни.

— Возможно, — отвечаю ей я. Хотя абсолютно уверен в ее правоте.

— Счастлив ли ты? Доволен ли ты своей жизнью? Деньги,.. — ты ожидаешь, что они сделают тебя счастливым?

— Я делаю все для своей семьи! – решаю включить в игру свой самый лучший козырь.

— Хочешь сделать счастливыми других?

— Почему нет?

— Потому что невозможно сделать счастливым близкого тебе человека ценой своего собственного счастья.

— Возможно, ты и права, — согласился я с Крысой, но для меня это всегда было отличным аргументом в беспощадной внутренней борьбе с самим собой. Думая так, я кажусь себе более благородным. Думая именно так: я — жертва в руках палача, а никак не наоборот. А ведь начни я размышлять по-другому, и стану палачом не только чужой, но и своей собственной жизни. Ведь откажись я от всего, что у меня есть сейчас, только для того, чтобы попробовать начать жить той жизнью, которая, как мне кажется, сделает меня счастливым и…

— Чего ты боишься? — внезапно и абсолютно беспардонно перебила меня Крыса, вильнув при этом хвостом, судя по всему, выражая таким образом свое нетерпение.

Я не знал, что ответить ей. Мне всегда казалось, что существуют миллионы причин, почему я должен жить именно так, а не иначе. Но сейчас, именно в тот момент, когда мне нужно было их предоставить, они как будто нарочно исчезли в никуда.

— Чего бы ты ни боялся, запомни — это не самое страшное, что может произойти, — продолжала свой монолог Крыса, не обращая даже внимания на мои сомнения. — Самое страшное — оставить все как есть и никогда так и не попробовать изменить свою жизнь к лучшему. Самое страшное — так и не сделать первый шаг.

В комнате снова воцарилось молчание. Мысли одна за другой стремительно проносились в моей голове, сменяя одна другую. Но я ведь даже сам не понимаю, чего я хочу? Все, что пока мне известно, это то, что меня устраивает нынешнее положение вещей. Но как бы я хотел жить по-другому? Я не могу ответить на этот вопрос.

— Твое сердце подскажет тебе правильный путь. Только научись доверять ему, – Крыса произнесла вслух то, о чем я думал про себя, и, надо заметить, сделала она это так, словно чтение чужих мыслей для нее является само собой разумеющимся.

— А как я пойму, что двигаюсь в правильном направлении? — все еще встревоженно уточнил я.

— Тебе не нужно это понимать, ты это почувствуешь, — пробормотала она мне в ответ.

Из детской вдруг донеслось шуршание.

Присмотревшись повнимательнее, я увидел, что к нам приближается еще одна крыса. Похоже, ей было совсем неинтересно, о чем мы тут беседуем с ее родственницей, так как она лишь бегло окинула меня взглядом и пристально уставилась на мою собеседницу, как будто хотела своим взглядом сказать ей что-то очень важное.

— Пришло время прощаться! — в свою очередь сказала мне Крыса.

— Постой! — возмутился я. — Мне так много о чем еще хотелось расспросить тебя!

— Скоро наступит рассвет. И я, к сожалению, не смогу больше продолжать наш с тобой диалог…

— А как же… — начал было я, но Крыса тут же перебила меня, не дав мне договорить.

— Через несколько минут, — говорила она, — прозвонит твой будильник. Ты проснешься и, как обычно, отправишься на нелюбимую работу. Все войдет в привычную колею: ты будешь улыбаться своим коллегам, лебезить перед своим начальником, притворяться умником и делать вид, что все, чем ты занимаешься, и есть то самое важное, ради чего ты и живешь. А я лишь останусь для тебя фрагментом из твоего сна.

— Немедленно уходи! — закричал я что есть мочи, сильно разозлившись на ее слова.

— Что ж, ты имеешь полное право прогнать меня из своего сна, ведь это твой сон, и я в нем лишь случайная гостья. Ты так же легко можешь прогнать меня и из своих мыслей. Но только помни всегда о том, что вместе со мной ты прогоняешь и возможность изменить свою жизнь к лучшему.

Сказав это, крыса сразу же направилась в сторону, где когда-то была моя детская комната. Через несколько секунд ее крупная фигура словно растворилась в темноте, как будто ее никогда и не было. А я все так и продолжал стоять на том же месте и смотреть ей вслед.

Зазвонил будильник.

— Это все — лишь дурной сон, — попытался успокоить я сам себя. — Пора идти на работу…